История марок с изображением Ганди

Т. Н. Мета

21 января 1948 г., когда премьер-министром Индии был Джавахарлал Неру, а Рафи Ахмед Кидвай возглавлял отдел по связям с общественностью, начальник управления почты и телеграфом отправил письмо в отдел защищённой полиграфии Государственной типографии Индии, находившейся на Насик Роуд, с просьбой издать несколько экземпляров марок разного образца с изображением Ганди.
Предполагалось выпустить три или четыре марки ко дню восьмидесятилетия Ганди (которое приходилось на 2 октября 1949 г.), которые бы отражали наиболее запоминающиеся моменты его жизни, такие как голодовка в 1924 г. с целью призвать общество к единению, соляной поход в Данди в 1930 г., а также голодовка в Дели с целью примирения народных волнений несколькими годами ранее.

pic-1

рисунок 1

Уже через шесть дней Директор Государственной типографии Индии представил на рассмотрение четыре марки: номиналом полторы анны, три с половиной анны, восемь анн и одна рупия. Он предложил выполнить печать трёх первых марок в одном цвете и размером, соответствующим размеру монеты, а четвёртой – в двух цветах и размером с рупию. Профильное изображение Ганди уже находилось в Государственной типографии Насика. Были сделаны и представлены на рассмотрение две пробных печати: одна марка размером с анны, другая – рупии, на обеих Ганди был изображён в своей характерной позе. Было также предложено утвердить тот вариант фотографии, который одобрит сам Ганди.
Однако в это время произошла трагедия, не дав завершить задуманное. 30 января Ганди был убит. Изображение на марке нужно было полностью поменять, чтобы отдать дань скорби погибшему.
В свете этих событий 6 февраля в Государст- венную типографию была направлена просьба как можно быстрее предоставить новые образцы марок с изображением Ганди, выполненные индийским художником С. Бисвасом. На рассмотрение представили два экземпляра: номиналом две с половиной анны – для внутренней авиапочты, и номиналом 12 анн – для воздушной почты, отправляющейся в Великобританию. Пробные отпечатки, в сумрачных тонах серого и оливкового цветов, прислали из Государственной типографии 17 февраля.

Джавахарлал Неру предложил включить в дизайн марки слово “Bapu” («отец» — инд.) на двух языках – хинди и урду. Предложение было охотно принято, ведь Ганди всю жизнь боролся за мир и гармонию в обществе. Тот факт, что слово на марке будет в двух вариантах, также был важен как с точки зрения политики, так и филателии. Ни на одной индийской марке нет надписей на урду, только на хинди (деванагари) и английском.

Государственная типография получила одобрение на выпуск контрольных отпечатков 12 марта, а 16 марта напечатала первый комплект – 4 первоначальных варианта марки и новый экземпляр номиналом 10 рупий, который также попросили включить в набор (рис. 1).
Власти Нью-Дели в своей обычной бюрократической манере, секретно, провели переговоры с Государственной типографией Австрии в Вене и известными швейцарскими печатниками из «Hélio Courvoisier» в Ла-Шо-де-Фон, несмотря на то, что соглашение между сторонами в таких делах обычно происходит на последней стадии.
В конце концов, заказ на печать был отдан швейцарской фирме, известной своими шедеврами. Само собой разумеется, это вызвало негативные ощущения. Представители Государственной типографии в Насике считали, что их лишили законного права представить марки их собственного производства, директор Государственной типографии Р. С. Д. Чапман, англичанин по происхождению, хотел даже оставить свой пост, но Рафи Ахмед Кудваи спас положение.
Утверждалось, что Индия, в отличие от швейцарских печатников, не имеет возможности печатания с гелиогравюр, что обеспечивает лучший результат в производстве марок. Если бы Ганди был жив и мог увидеть марки в том первоначальном варианте, который предусматривался, он бы без сомнения, отказался от услуг иностранной печатной фирмы.
Даже если бы марки были не лучшего качества, они бы были повсеместно известны.

pic-2

рисунок 2

В то же время шёл интенсивный поиск фотографий Ганди, наиболее подходящих для изображений на марках. После долгих усилий тем, кому было доверено это ответственное дело, посчастливилось наткнуться на две фотографии – одна была из прекратившего своё существование журнала Life, а другую одолжила Райкумари Амрит Каур, но принадлежала она внуку Махатмы Ганди, Кану Ганди. На первой Ганди был изображён обнажённым по пояс, возможно, фото было сделано во время летнего пребывания Ганди в ашраме Вардха. Высказывалось мнение, что показать Ганди в таком виде – значит, подорвать его достоинство, поэтому швейцарских мастеров попросили по возможности закрыть обнаженные участки тела. Просьбу выполнили, но нарисованная одежда совершенно не напоминала индийский стиль, в особенности кхади, которую Ганди часто носил (что можно увидеть на его портрете, который украшает Центральный зал Парламента, а также на нескольких фотографиях в частных и государственных коллекциях).
Швейцарская фирма получила заказ на печать тридцати двух миллионов марок номиналом в полторы анны, три с половиной анны, двенадцать анн и десять рупий – первые три вида марок в одном цвете, последний вид – в двух цветах (рис. 2)
Зачем нужна была марка ценностью в десять рупий с изображением Ганди?
Памятные марки неизменно выпускаются номиналом, равным достоинству самых распространённых купюр; марка стоимостью десять рупий в серии марок с изображением Ганди – возможно, уникальный экземпляр. Решив её выпустить, руководство лишило многих коллекционеров возможности иметь полный набор марок, так как они не могли себе позволить марку достоинством в десять рупий. Однако для других филателистов это было, напротив, удобно, поскольку ценность набора возрастала год за годом.
Филателисты по всему миру были взволнованы включением в набор марки такого высокого достоинства. Маргарет Бурк-Уайт, корреспондент Time/Life, хорошо знавшая Ганди, встретилась с индийским послом в Вашингтоне сэром Бенегалом Рама Рау, впоследствии отправив длинную телеграмму с протестом против подобного шага. Она утверждала, что со стороны правительства Индии непозволительно выпустить марку достоинством в десять рупий в честь Ганди, который сам всегда использовал самые дешёвые способы общения, например, открытки.

pic-3

рисунок 3

Парадоксально, но именно бюрократия сослужила такую недобрую службу Ганди. Но следующий шаг ещё больше взвинтил стоимость марок – срок продажи марок ограничили тремя месяцами, что означало одно: непроданные марки, которых, очевидно, останется весьма много, изымут из продажи и уничтожат. А это будет огромной потерей, исчисляемой иностранной валютой, вовлечённой в производство марок. По мере того, как количество марок на складе уменьшалось, цены на них росли.
Первые марки из серии о Ганди были выпущены 15 августа 1948 года – в первую годовщину независимости Индии. Отпечатаны они были методом гелиогравюры на мелованной бумаге, изготовленной на основе древесины и шёлкового волокна, но клей на обратной стороне марки не подходил для использования в условиях индийского климата, особенно в сезон повышенной влажности, когда были выпущены марки.
Как только марки извлекали из упаковки, подвергая воздействию воздуха, они приклеивались к тонкой папиросной бумаге, а с точки зрения филателистов такие марки становились совершенно негодными. Может быть, швейцарские печатники не подумали о климатических условиях Индии, а может, не разобрались со свойствами клея.

рисунок 4

рисунок 4

Немного позже в том же году некоторые высокопоставленные чиновники предложили допечатать марки узко ограниченным тиражом со специальным словом Service. Он предназначался для государственной почты, отправляемой из Секретариата Генерала-губернатора Индии Ч. Раджгопалачария. Министерство почты сочло, что допечатывание марок противоречило бы этике филателии, поскольку марки были памятными. Но подобные умозаключения не были приняты во внимание, и необходимое количество марок всё же допечатали. Ничего подобного раньше никогда не происходило, это был первый случай, когда пожелания бюрократов выполнили вопреки принципам филателии.
Говорят, у кого-то есть некоторые «использованные» марки из того узкого тиража, но мне даже не приходилось сталкиваться с экземпляром марки номиналом в десять рупий.
Эти марки, таким образом, стали величайшими драгоценностями на алтаре независимости.

pic-5

рисунок 5

Ограниченное количество марок стало причиной начала их подделки, что стало бичом филателии (рис. 4). Однако это очень топорные подделки, и имитировали они марки номиналом несколько анн.
Представители власти Индии, ослеплённые собственной яростью, возможно, не понимали, что в филателии есть свои нормы, нарушение которых повлияет на всё филателистическое общество, к которому принадлежал и сам Ганди. Несмотря на свою занятость общественными и государственными делами, он ещё и находил время собирать марки. Он писал, что в 1896 г. столкнулся с проблемой распространения «зелёного памфлета», и вот как он решил проблему использования человеческого труда:
«Но я придумал гораздо более простой план. Я собрал всех детей моего района, попросив их отдать мне два утренних часа, когда не было школьных занятий. Они охотно согласились. Я пообещал их благословить и подарить им в качестве награды использованные марки, которые я собирал».
Министерство почты должно было задуматься над тем, что такое вольное обращение с нормами филателии неизбежно вызовет негативную реакцию. До сих пор ходят слухи, что швейцарские печатники отправили небольшую партию марок со словом «specimen» («образец») в индийское посольство в Берне, а те, в свою очередь, презентовало их нескольким высоким сановникам.
Посольство в Берне снабдило Министерство почты всего несколькими листами тиража марок номиналом в десять рупий, и там была опечатка – между словами «Индия» и «Почта» стояла точка, и эта ошибка была на всех первых марках третьего ряда по горизонтали. Эти марки можно увидеть в Национальном филателистическом музее Нью-Дели. Но Министерство почты не получило ни одной марки со словом «specimen», и согласно документам, ни одна такая марка не была напечатана и не поступала в продажу.
Возможно, серия марок с изображением Ганди – сама по себе чудо – вызвала больше, чем волнение в кругах филателистов. Может быть, марки со словом «specimen» были подделкой или слухи о них были ошибочны, а в лучшем случае, это была выдумка филателиста-фантазёра. Сейчас этого точно не знает никто.

pic-6

рисунок 6

Министерство почты также представило набор открыток (4 экземпляра) с изображением Ганди (рис. 6), предназначающихся для внутренней почты и напечатанных на хинди (деванагари), выпущены они были 2 октября 1951 г., в 82-ю годовщину со дня рождения Ганди.
Первоначальная стоимость открыток составляла девять паи, что стало потом самой распространённой ценой на открытки, однако все они были проданы по цене, вдвое превышающей первоначальную. т.е. за полторы анны каждая. Этот случай был довольно необычным и запоминающимся.
Фотографии, представленные на открытках, были из коллекции Кану Ганди, который потребовал уплаты ему 12,5% с продажи этих открыток.
Райкумари Амрит Каур, впоследствии – министр связи, убедила его согласиться на 2500 рупий в знак признательности за предоставленные фото. Печать открыток доверили Государственной типографии Индии, главным образом сгладить конфликт, возникший во время печати марок. История марок с изображением Ганди не была бы полной, если бы мы не сказали ни слова обо всех остальных марках с Ганди – тех, что были выпущены в честь его столетия (1969г.), и тех, что входили в серию, посвящённую «Борцам за мир» (например, Мартину Лютеру Кингу).
Эти марки были выпущены в 41 стране мира, включая США и Британию. Однако в Азии такие марки были напечатаны лишь в Индии (которая отмечала столетие Ганди), королевстве Бутан в Гималаях, Сирийской Арабской Республике и Южном Йемене.
В Бирме 2 октября 1969 года разрешили использование особой почтовой марки для почты, освобождённой от оплаты и отправленной в центральное почтовое отделение Рангуна, в честь участия в праздновании столетия Ганди. На марке была надпись «Ганди сто лет 1869-1969».
Если посмотреть на все марки с изображением Ганди, то можно выделить среди них классический пример филателистического искусства и печати, да и просто самый выдающийся образец. Это британский вариант марки. Её можно назвать лучшим экземпляром в мире.

pic-7

рисунок 7

Дизайнер её – Биман Муллик, индийский художник, живущий в Британии. Номинальная стоимость – шесть пенсов. На марке изображён Ганди, как обычно, улыбающийся, на фоне индийского флага. Марка была напечатана методом фотогравюры, во всемирно известной типографии Harrison&Sons Limited (Англия), это старейшие печатники денежных знаков в Британии (рис.7).
Уникальность этой марки в том, что она – единственная во всех сериях британских марок, посвящённая не британцу, и это действительно, почётно. Со стороны британского правительства это было чрезвычайно широким жестом, марка стала вечным символом доброжелательности и дружбы.

pic-8

рисунок 8

Первой страной после Индии, запечатлевшей Ганди на марках в знак памяти, стали Соединённые Штаты. Две марки (номиналом в четыре и восемь центов), были выпущены в День Республики, отмечаемый в Индии, для серии «Champions of Liberty» («Чемпионы Свободы») 1961 г., тиражами в 120 и 40 миллионов, соответственно. Количество марок номиналом в четыре цента превышает количество всех марок, выпущенных когда-либо в честь Ганди (рис. 8). Портреты Ганди для этих двух марок, были сделаны Р.Л. Лехи, официальным фотографом Подразделения Фотографии Министерства информации и телерадиовещания Индии. Министерство Почты США организовало специальную церемонию в честь выпуска этих марок, на которой присутствовали министр иностранных дел Дин Раск и индийский посол Махомедали Куррим Чагл.
Я закончу своё повествование цитатой из книги Хаскеля Франкеля:
«Если одно порывистое сердце американца разобьётся о накрахмаленную холодность англичанина, что тогда не может произойти среди людей в этом мире пыток? И что такое одиночество, как не иллюзия личного горя, которое люди хотят развеять, перевернув почтовую марку?»

Сокращённая версия этой статьи была напечатана в The Illustrated Weekly of India. Рисунки 1, 2, 3, 5 любезно предоставлены Подразделением Фотографии Министерства информации Индии. Акашвани Бхаван, Парламент Стрит, Нью-Дели.

Перевод: Виктория Хожалова

Материал подготовлен и переведён специально для сайта Gandhi.Ru